истокклеенка

баннер-жилстрой   баннер-дракоша66   баннер1111


баннеролимпgif

     

 

Главная \ ИНТЕРВЬЮ \ РУСТАМ НУРИСЛАМОВ: СУДЕЙ В РАЮ НЕТ

РУСТАМ НУРИСЛАМОВ: СУДЕЙ В РАЮ НЕТ

« Назад

28.09.2016 07:01

Судьи, как правило, представители сферы спорта, не столь популярные, как знаменитые спортсмены или тренеры. Если, к примеру, говорить о футболе, имя кого из судей на слуху спортивной общественности? Болельщик с опытом вспомнит колоритного бритоголового итальянца Калину. Из современных – британских Уэбба и Клаттенбурга, или турецкого Чакыра. Любители смешанных единоборств, безусловно, вспомнят легендарного рефери Большого Джона МакКарти, а любители профессионального бокса – Джо Кортеса. Вот, пожалуй, и всё.

IMG_6833

Судейский мир закрыт и, зачастую, информационно непроницаем. И тем более интересно было бы попробовать посмотреть на него изнутри, глазами человека, который «в теме». Рустам Нурисламов известен в республике как хороший спортсмен в прошлом, прекрасный тренера сегодня, руководитель региональной федерации самбо. Но мало кто не из мира самбо знает о том, что параллельно Рустам довольно успешно шагает по ступенькам другой карьеры – судейской. В мае судья Нурисламов был приглашён судить поединки чемпионата Европы в Казани, в ноябре – чемпионата мира в Болгарии. О том, как формировался судья, о внутренней жизни судейского мира и многом другом, в интервью с усинским спортивным судьёй, имеющим столь высокую квалификацию.

 

ОТКУДА БЕРУТСЯ СУДЬИ?

– Интересно, что вас спортсмена, тренера, подвигло к расширению своей спортивной компетенции? Чем так привлекла именно судейская работа? Что заставило перейти по другую сторону борьбы, ковра, процесса, соревнования?

– Изначально мне, как действующему борцу, тренеру интересно было посмотреть на схватку глазами судьи, понять, как он видит поединок, как оценивает действия спортсменов на ковре. Это дало мне определённое понимание того, как правильно выстраивать тактически поединок на ковре, чтобы риск наказания для спортсмена свести к минимуму и при этом он мог показать результат. 

В одно время возникла проблема: команду республики могли не допустить на соревнования, потому что не было своих квалифицированных, лицензированных судей. Началось именно с этого.

– Азам судейства учат всех тренеров?

– Нет. Вообще в самбо немало тренеров, которые совмещают ещё и судейскую работу. Тренеру, имеющему судейский опыт, значительно легче понять логику развития конкретной схватки, увидеть поединок со стороны, а не только из своего угла.

– О спортивных судьях мало пишут, мало рассказывают в СМИ, среди них нет медийных лиц и звёзд. Насколько справедливо, на ваш взгляд, такое отношение общества?

– Да, есть такая ситуация. У спортсменов есть поговорка: судей в раю нет. О судье если и напишут в газете, то, как правило, только тогда, когда он принял спорное решение. Если соревнования прошли без эксцессов – мало кто вспомнит о судьях. В противном случае обязательно укажут, что на исход матча, поединка, схватки повлияло «неквалифицированное судейство». Поверьте, среди спортивных судей тоже довольно много людей интересных и достойных того, чтобы о них рассказывать людям. Да и в судейской работе довольно много интересных аспектов.

– Может ли в самбо судьёй стать человек, не занимавшийся самбо, просто болельщик, хорошо знающий правила?

– Нет, о таких случаях я не слышал. Специфика этого вида спорта такова, что все судьи – в прошлом имели довольно приличный борцовский опыт.

– То есть, чтобы стать судьёй, у спортсмена должен быть какой-то минимальный разряд?

– Нет, спортивные достижения не столь важны. Здесь работает механизм отбора сверху. Опытные судьи, основываясь на своих наблюдениях, распределяют, кого из начинающих «посадить на секундомер», кого поставить на ковёр. Например, на детских соревнованиях судить помогают старшие воспитанники. Так со временем набираются судейского опыта. Кому нравится – продолжают дальше двигаться в этом направлении. Теорию – правила борьбы, систему оценок – знает каждый борец, а вот практика, как везде, нарабатывается годами. Ведь судейство схватки – это только вершина той огромной предварительной работы, которая составляет основу любых соревнований. Взвешивание спортсменов, работа мандатной комиссии – тоже на судейской бригаде. Начались соревнования – у каждого члена свои обязанности: судья при участниках, судья на форме, судья-секундометрист, руководитель ковра, арбитр на ковре, боковой судья, главный секретарь соревнований, главный судья соревнований и его заместитель. И по ходу соревнований выполняемые роли частот меняются. Сегодня ты боковой судья, а завтра – арбитр на ковре.

В подавляющем большинстве случаев соревнования проходят на нескольких коврах. Обычно руководителем ковра назначается наиболее опытный судья, в его подчинении судейская бригада из пяти-десяти человек в зависимости от масштаба соревнований, и он их распределяет на схватки. Судейская бригада всегда назначается нейтральная – её представители не должны быть земляками с борцами. Судить поединок усинца никогда не поставят судью из Усинска. Схватку ведёт арбитр на ковре. Есть также комиссар ковра, который следит за тем, чтобы тройка судей принимала правильно решения по выставлению оценок. Главный судья отвечает за работу судейской коллегии, секретариата, работу медицинской бригады, за взвешивание, за порядок и безопасность во время соревнований. Он – руководитель соревнований. Чем выше уровень соревнований, тем выше должна быть квалификация судьи.

– Каждый ли хороший спортсмен может стать хорошим судьёй?

– Нет, не каждый. Как и не каждый судья был хорошим спортсменом. В этом деле, как и в любом, главное – желание.

 

КАК ИЗБЕЖАТЬ СУДЕЙСКОЙ ОШИБКИ?

– Для вас есть разница, где судить: на первенстве Усинска или на чемпионате Европы? Где сложнее?

– Для хорошего судьи, профессионала, не должно быть никакой разницы. Он несёт ответственность за принимаемые решения в равной степени и независимо от того, кто на ковре – перворазрядник или мастер спорта международного класса. Другое дело, что цена ошибки разная. На чемпионате Европы за серьёзную ошибку судью могут дисквалифицировать, это, соответственно, публичный скандал. Это давит, а значит, психологически сложнее, то есть разница есть.

– Что чаще всего бывает причиной судейской ошибки?

– Неверная интерпретация технических действий спортсмена. В самбо оценка выносится решением тройки судей на ковре – арбитра, бокового судьи и руководителя ковра – по большинству голосов. Во время схватки борцы постоянно перемещаются, и, допустим, тоже касание спортсмена спиной ковра каждый видит под своим углом зрения, со своего ракурса. Для снижения количества судейских ошибок относительно недавно ввели видеопросмотр, который помогает рассмотреть ситуацию досконально и принять общее решение.

– Случается так, что видеопросмотр назначают по требованию не согласной с оценкой соперничающей стороны?

– Да, бывает. Но если судьи в своей оценке единодушны, то обычно не просматривают. А если и просматривают, то для того, чтобы лишний раз убедиться, что они были правы.

Хорошо, когда спортсмены попались бросающие, или один явно сильнее другого. Сложно, когда соперники равны по силам. Здесь оценка за действие спортсмена зависит от того, как его будет интерпретировать судейская бригада. Победителя надо выявить в любом случае. Вот нет бросков, пассивно ведётся схватка, как оценишь? Надо давать предупреждение. Кого из двоих наказать? Здесь начинаешь копаться в правилах. Ведь в борьбе надо бороться, а не топтаться на месте.

– Как победителя выявляете в таком случае? Чем руководствуетесь?

– Правилами. Смотрю, кто уклоняется от борьбы, кто больше ползает на коленях, у кого блокирующий захват у кого наоборот… Я про себя всегда в уме считаю технические действия: этот больше подворотов сделал, другой наоборот больше блокирует схватку, переходит в партер. Со стороны, для зрителя, может казаться, что соперники равны. Ты отдаёшь преимущество кому-то, вот и возникают мысли у стороннего наблюдателя о субъективности. У каждой оценки должна быть своя логика. Судье очень важно внимательно следить за схваткой и правильно оценивать баланс активности и пассивности борцов. За одну схватку борцы порой по нескольку раз кардинально меняют характер своих действий. Мозг судьи должен работать как компьютер и видеокамера одновременно. Эта кажущаяся субъективность судьи в подавляющем большинстве случаев основана на знании правил и глубоком понимании тактики ведения схватки борцами.

40

СУДЕЙСТВО – ОПАСНАЯ РАБОТА?

– Были в практике вашего судейства попытки оказать давление на судей со стороны болельщиков, тренеров?

– Да, присутствуют такие моменты. Психологическое давление часто присутствует.

Один из моих коллег рассказывал о своём опыте судейства на соревнованиях в одном их южных регионов. Там очень эмоциональные люди, с трибун всегда стремятся подобраться как можно ближе к ковру. Боковой судья сидел к зрителям спиной, лицом к схватке. К нему сзади подошли ребята и приставили к боку нож. Так он всю схватку и провёл. Когда он уходил с ковра, со стороны спины на его белой рубашке было небольшое пятнышко запёкшейся крови.

Поэтому и в правилах сейчас прописали жёсткие меры для пресечения подобных ситуаций. Если начинают давить на судей – на время соревнований из зала выводятся все представители команды. Могут дисквалифицировать как спортсмена, так и команду. Развитие конфликтных ситуаций в такие моменты зависит, в первую очередь, от позиции и решимости главного судьи. Если он в начале закроет глаза на единичный факт неспортивного или недостойного поведения, то дальше эта ситуация будет накручиваться как снежный ком. Поэтому такие моменты нужно сразу пресекать. Первый раз – предупреждение, второй – наказание, третий – до свидания.

Самый действенный способ – остановить соревнования. Тогда все быстро возвращаются на трибуны и спокойно сидят до конца соревнований.

 

КАКУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕСЁТ БОРЕЦ НА КОВРЕ?

– В футболе есть понятие договорной матч? В самбо подобные явления присутствуют? Часто ли случаются попытки подкупа судьи?

– В своей судейской практике с такими ситуациями не сталкивался. Я так скажу: если спортсмен сильный, хорошо бросает, кто каких бы кому баранов не предлагал – это не поможет. Бросок – чистая победа. Или болевой приём – соперник сдаётся.

Другое дело, бывает, сами спортсмены спускают схватку на тормозах. Например, если борцы из одной команды и одному хороший результат нужен для повышения разряда. Не так много принципиальных борцов, идущих за победой до конца.

– А если спортсмен не сдаётся на болевом или удушающем приёме, будете останавливать схватку?

– Нет.

– Но ведь он может травму получить?

– Спортсмен, выходя на ковёр должен полностью осознавать всю меру своей ответственности. У меня была ситуация на соревнованиях по боевому самбо. Один борец проводит другому удушающий, а тот не сдаётся. Смотрю – у него уже захват ослаб, глаза закатились. Я останавливаю схватку, отдаю чистую победу, а проигравший, получив резкий приток кислорода, вскакивает, словно ничего и не было. Возник спорный момент. Есть установленные критерии судейства – соперник перестал сопротивляться, закатились зрачки, потерял сознание – всё, моё решение принято.

Много раз приходилось наблюдать, как спортсмены получали травмы в результате своего упрямства, когда им проводили болевой приём. Что, предлагаете в таких случаях судью винить?

– Но вы же, наверняка, испытываете чувство вины после таких моментов, что раньше не вмешались?

– Нет. Я могу чувствовать свою вину только за те случаи, когда несвоевременно отреагировал на факт сдачи соперника на болевом приёме. Борец хлопает по ковру, а я просмотрел и вовремя не дал свисток – тогда да. Но в моей практике такого не было.

 

КАК СОВМЕЩАТЬ В СЕБЕ ТРЕНЕРА И СУДЬЮ?

– Часто ли в вас судья противоречит тренеру или наоборот? Например, когда бывают спорные моменты на ковре с участием ваших воспитанников.

– Своим ребятам я всегда говорю: чтобы выигрывать – надо бросать. Но сам, как тренер, стараюсь как можно реже вмешиваться в работу судей. Бывает, после схватки могу высказать своё мнение, но это в исключительных случаях. Иногда, работая главным судьёй, снимал с соревнований своих же спортсменов за неэтичное поведение. И до своих ребят всегда стараюсь донести мысль, что они сами виноваты в своих поражениях, а не судья или кто ещё.

– Можете ли вы вспомнить решение из судейской практики, в верности которого  сомневаетесь до сего дня?

– Нет. Я стараюсь забыть все свои судейские сомнения сразу после окончания соревнований. А вот выводы делать и учитывать прошлый опыт в будущем – обязательно.

 

КАК СТАТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ СУДЬЁЙ?

– Судейство в самбо может быть самостоятельным источником дохода? У вас есть профессиональные судьи?

– Да, есть. Это определённая группа судей высшей категории. Они работают на соревнованиях самого высокого уровня.

– Как сложно пробиться в эту касту другим судьям?

– Очень непросто. Нужно отучиться на специальных курсах, иметь большой практический опыт судейства, весомый авторитет у своих коллег. Не каждый сможет потянуть эту ношу.

– Если утрировать, то карьерное продвижение судьи основано, прежде всего, на оценке его более опытных коллег.

– Да, так и есть.

29

С КОГО БРАТЬ ПРИМЕР СУДЬЯМ?

– А есть в мире судейства свои авторитеты. У вас есть такой профессиональный ориентир?

– Не скажу, что прямо ориентир, но очень нравится, как работает судья из Адыгеи Хамид Хапай. Очень грамотный, сдержанный и спокойный человек. Москвич Алексей Лебедев – очень уважаемый человек и авторитетный судья. Если твоё мнение расходится с его оценкой ситуации – никогда не станет давить авторитетом, всегда разбирает позицию на аргументы, анализирует ситуацию. И если сам окажется не прав – ему не зазорно это признать. Судья в процессе своей работы не должен создавать нервозной обстановки. Излишние эмоции в спорной или сложной ситуации могут не только спровоцировать никому не нужный конфликт, но и привести к неверной оценке схватки. А это уже – непрофессионализм.

 

ПОЧЕМУ НУЖНО В РЕГИОНЕ РАЗВИВАТЬ СУДЕЙСТВО?

– Вам случалось во время схватки, работая арбитром на ковре, закусываться со спортсменами?

– Нет. Обычно спортсмены дисциплинированы и понимают, чем для них чревато лишнее слово в сторону судьи. Однажды я снял спортсмена с поединка…

– За что?

– За грубое ведение схватки и разговоры на ковре. Всё это, видимо, было на эмоциях. Матерился. Но он сразу же после схватки извинился.

– Дальнейшее своё развитие в самбо вы видите в тренерской или в судейской деятельности? К чему больше душа лежит?

– И к тому и к другому. Мне сейчас приходится заниматься практически всем. Это потому, что республиканская федерация только начинает подниматься. Почему упор особый на судейство делаю? Для повышения уровня самбо в регионе, чтобы у нас был резерв, который можно выставить на соревнования как минимум всероссийского уровня. Поэтому и привлекаем сейчас много молодёжи.

– На ваш взгляд самбо в регионе в последние лет пять-десять прогрессирует или откатывается? Элементарно – спортсменов в секциях стало больше?

– Стало больше, но в северной части республики. Южные районы отстают, там очень много проблем с тренерским составом. Районы разобщены, каждый тянет одеяло на себя. Ухта, Инта, Печора, Усинск, Воркута даже на внутренние соревнования стараются своих представителей присылать. С южных районов приезжают не всегда. Объяснение одно – нет денег.

 

ЧТО СДЕРЖИВАЕТ РАЗВИТИЕ СПОРТА В УСИНСКЕ?

– Федерация самбо – это общественная организация или структура минспорта?

– Общественная организация. Централизованного финансирования у нас по определению нет, живём в основном за счёт привлечённых средств, спонсоров. К сожалению, возможности долгосрочного финансового планирования нет.

– Скажите, а Усинск способен принять соревнования более высокого уровня, чем региональный?

– Организационно – да, есть база, но мест приёма не хватает. Для того, чтобы принять первенство Северо-Запада, надо порядка 250-300 гостиничных мест. Где людей размещать? С этой проблемой сталкиваются в Усинске и представители других видов спорта – футбола, хоккея, лыж, бокса. Об этом уже лет пятнадцать говорится на разных уровнях.

– Если оценивать в целом о развитии спорта и физкультуры в Усинске за последние годы – оно замедлилось или активизировалось? Больше проблем стало или меньше?

– Я сначала скажу о ДЮСШ, она же – КСК. За последние года два, после прихода к руководству Павла Николаевича Кузменко, наладилась работа по всем направлениям. Если говорить в целом о спорте и физкультуре в городе, то кадровая чехарда с руководителем управления спорта не способствует развитию отрасли. После ухода Горбулина много чего можно было бы сделать в плане взаимодействия спортивных школ и т.д. По крайней мере, раньше выполнялось большинство из запланированного. Даже если говорить о финансах. Ведь размер выделяемых из бюджета города средств на потребности отрасли зависит, в первую очередь, от того, насколько руководитель управления сможет обосновать необходимость этих расходов перед финуправлением и Советом города. А если один и.о. сменяет другого, какие могут быть обоснования…

– Какими качествами на ваш взгляд должен обладать хороший руководитель муниципального управления спорта?

– Во-первых, он должен иметь опыт управленческой работы в этой сфере. Пусть он будет даже не местный, но опыт – это обязательно. Во-вторых, у него должно быть желание развивать спорт, а не личные проблемы решать. Надеюсь, что новый руководитель управления, который был назначен недавно, изменит ситуацию в спортивной отрасли Усинска к лучшему.

– В Усинске есть муниципальная программа по развитию спорта и физкультуры?

– Да, есть. Но я думаю, она не действует в полной мере. По большому счёту, многое в сфере спорта в Усинске делается для галочки. Например, тоже бюджетное финансирование нашей отрасли. Ведь при распределении средств надо учитывать, какие виды спорта наиболее востребованы в городе, где больше спортсменов, тренеров, а не с потолка определять, что будем развивать сегодня, а что завтра. Так просто распыляются и без того скудные средства.

Опять же, я считаю, при муниципальном управлении надо создать тренерский совет, в состав которого ввести старших тренеров по видам спорта. И руководитель управления должен принимать решения, учитывая мнение тренерского совета. Вот тогда развитие спорта и физкультуры в Усинске будет идти, если не более активно, то, по крайней мере, более справедливо.

– А у нас и в Общественном совете города нет ни одного представителя спорта…

– По своему опыту так скажу: все эти общественные советы – фикция. По большому счёту они ничего не решают.

 

ШКОЛА И СПОРТ ИДУТ РУКА ОБ РУКУ?

– Нередко приходится слышать от спортсменов и тренеров о том, что негде проводить занятия. С другой стороны, проходя мимо той или иной школы часов в шесть-семь вечера, замечал, что в окнах спортзалов не горит свет…

– А если и горит, то занимаются там работники каких-то организаций.  Есть такая проблема, и о ней почему-то никто нигде не говорит. Спортзалы стоят, а детям заниматься футболом или волейболом негде. В вечернее время зал игровых видов спорта в КСК забит под завязку. Чтобы поиграть в футбол, люди назначают тренировки на 9-10 часов вечера. И в то же время спортзалы в школах стоят пустыми. Ведь лет пятнадцать-двадцать назад такой проблемы не было, и занятия по многим видам спорта проводились именно в школьных спортзалах.

В пятой школе три года самбо преподавал Максим Анатольевич Трусов, но ему создали все условия, чтобы он оттуда ушёл. А предыдущий директор была заинтересована в том, чтобы дети занимались самбо. Ведь вечером зал чаще всего свободен. Почему дети с Приполярной, Мира и Возейской должны идти через весь город на секцию, когда вот он – свободный зал под боком. На наши обращения получаем ответ: на каком основании мы вас туда пустим?

– Вопрос взаимодействия управления образования и управления спорта…

– Вот именно. А его в данном случае нет. И вот это странно, ведь управления – две структуры, которые сконцентрированы на работе с детьми (спорт у нас тоже главным образом детско-юношеский), и кому как не им взаимодействовать. Но нет, получается далеко не всегда. Мы требуем от спортсменов достижений, результатов, титулов, медалей. Но спорт больших достижений рождается из массового спорта – из спортивных секций, школьных спортзалов, дворового спорта.

Более того, представьте ситуацию. Подходит ко мне перспективный парень и говорит, что учитель в школе не рекомендует ему тратить время на занятия самбо. Лучше готовься к ЕГЭ, а самбо тебе в жизни всё равно не пригодится. Как расценивать такую позицию учителя? И ведь она не единична в своём мнении. Как при таком отношении можно полноценно развивать массовый спорт? Я как тренер в первую очередь развиваю массовость, и чем больше ребят ходит на секцию, тем богаче у меня выбор, больше вероятность найти среди ни настоящего чемпиона. А те, кто не достигает больших спортивных высот, они ведь, занимаясь самбо, тоже в накладе не остаются.

Сегодня заниматься полноценно спортом на уроках физкультуры в школах не реально. Только на одну разминку должно уходить минут 20-30, а урок длится 40-45 минут. А что если, например, отменить уроки физкультуры в привычном понимании вообще. Вместо этого ребёнок в начале года выбирает себе вид спорта и в течение года вместо уроков физкультуры посещает секцию. Оценки ему выставляет тренер. Вот вам и развитие массового спорта. До обеда ребёнок занимается в школе, а потом на два часа приходит на секцию. Пусть группы будут разновозрастные. Мы предложили, а нам педагоги отвечают – у нас программа, ФГОСы. Но ведь эксперимент в образовании ещё никто не отменял, и все эти ФГОСы когда-то родились тоже из таких экспериментов. Было бы желание. С другой стороны ребёнок должен иметь возможность нормально переодеться, принять душ после тренировки – у нас все школы могут такие условия предложить? И потом – ребёнок на физре побегал, разгорячился, он потом сможет сосредоточиться на уроке математики, нормально контрольную написать? Сомневаюсь.

IMG_4339

ВОЗМОЖНО ЛИ В УСИНСКЕ ВЫРАСТИТЬ ОЛИМПИЙСКОГО ЧЕМПИОНА?

– Почему на ваш взгляд в Усинске нет спорта высоких достижений? В Воркуте, Ухте, Сыктывкаре есть члены сборной страны, участники и даже призёры Олимпийских игр, а у нас – нет.

– Здесь целый букет причин. Отдалённость города. Отсутствие взрослого спорта – нефтянка как кадровый пылесос. Какой бы талантливый парень ни был, сколько бы в него не вкладывали, после одиннадцатого класса он уйдёт или в вуз или работать. А как сделать так, чтобы его здесь оставить, создать ему все условия для дальнейшего роста в спорте – над этим никто не думает. Ведь высокие результаты, например самбисты, показывают в возрасте 18-27 лет. А в этом возрасте наши бывшие таланты на вахтах пузо наедают. Ещё один момент, опытные тренеры уезжают – нет преемственности поколений. Молодой, начинающий тренер, даже если он самый образованный и одарённый, не может воспитать олимпийского призёра. Я, по крайней мере, в своём виде спорта таких не встречал.

Беседовал Александр Машков


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить