Главная \ О фигуранте "дела Гайзера", который из лошади мог сделать депутата, рассказал в суде свидетель

О фигуранте "дела Гайзера", который из лошади мог сделать депутата, рассказал в суде свидетель

« Назад

07.08.2018 14:00
Поделиться с друзьями >>>   

В Замоскворецком суде Москвы по видеосвязи с Сыктывкарским городским судом 27 июля допросили бывшего руководителя регионального отделения партии «Патриоты России» в Коми Андрея Пяткова. Он рассказал, как партия работала под контролем администрации главы, о «ручных» в Общественной палате и Госсовете Коми и табу на работу с ним республиканских СМИ. Подробности — в материале корреспондента «7x7».

intro_kir7029.jpg

Дела партийные

Пятков рассказал, что в партию «Патриоты России» в Коми он пришел после того, как его знакомый Олег Нечаев, с которым он вместе работал в органах, познакомил его с руководителем регионального отделения Виктором Ширяевым. В 2010 году Ширяев при встрече в его гараже предложил Пяткову вступить в партию и быть его заместителем. Через неделю Пятков согласился.

Его задачей в партии было привлечение новых членов. В 2011 году параллельно с выборами в Госдуму проходили выборы в местные советы. Пятков предложил своему другу Евгению Потолицыну участвовать в выборах в совет Сыктывдинского района, тот согласился. Руководство партии, по словам свидетеля, никак не отреагировало на инициативу Пяткова, так как им было заранее известно, что он не пройдет в совет. Но Потолицына избрали, он стал депутатом.

Узнав, что кандидат от партии стал депутатом, председатель Ширяев позвонил Пяткову и предложил встретиться. На встрече он высказал недовольство, так как не ожидал, что тот пройдет в совет. Он сказал Пяткову, что «где-то наверху стали очень недовольны». Свидетель рассказал, что в ответ он только посмеялся. После этого успеха Пятков предложил Виктору Ширяеву «завести» депутатов и в горсовет Сыктывкара, на что Ширяев ему ответил: «У тебя есть Сыктывдинский район, в нем и ковыряйся, в Сыктывкар не лезь».

Прокурор уточнил, почему председатель партии был против того, чтобы депутаты от партии проходили в советы.

— Очень просто: Ширяевым кто-то руководил, — ответил Пятков, но уточнил, что кто конкретно — он не знает.

— Вы сказали, ему позвонили «сверху», кто ему звонил? Из небесной канцелярии, администрации президента? — спросил прокурор.

— Администрация главы Республики Коми. Весь политический бомонд консультировался по всем выборам именно там, — ответил Пятков.

По его словам, в 2014 году он чувствовал, что перед партией стоит некий заслон — никуда нельзя было двигаться без согласования с председателем. Пятков позвонил в федеральное руководство партии и заявил, что намерен вместе с депутатом Потолицыным выйти из партии. После этого постановлением центрального политсовета Виктора Ширяева сняли с должности, а Пятков занял его место.

До назначения Пяткова, по его словам, членами «Патриотов России» в республике числились около 400 человек, которые оказались «мертвыми душами» — студентами Ухтинского государственного технического университета. Пятков распустил отделения, в которых они якобы состояли, и привел в партию больше 150 реальных человек. 

После назначения все вопросы партии решались уже совместно с начальником управления информации администрации главы Павлом Марущаком. Например, если «патриоты» хотели провести митинг, об этом докладывали Марущаку, и он его согласовывал, в мэрию Сыктывкара приходило уведомление, после этого проводили митинг.

Прокурор уточнил у свидетеля, почему, чтобы провести митинг, надо было идти к Марущаку, а не в администрацию города. Свидетель объяснил, что все руководители городов и районов были поставлены для «исполнения волеизлияний» администрации главы Коми.

— Что скажет Марущак, то непосредственно исполняли на уровне глав муниципалитетов и Сыктывкара. Если есть согласование, значит, дают добро. Если нет — то никто добро не даст или дадут на болоте провести митинг, — рассказал Пятков.

В качестве примера он привел митинг на тему произвола судебной системы Коми в Сыктывдинском районе после того, как было сфабриковано дело его однопартийца Потолицына. «Патриоты» обратились в администрацию района, но им отказали. После того, как свидетель сказал, что митинг все равно состоится, Марущак согласовал его, и глава района Олег Лажанев дал добро, но не там, где просили патриоты, а в месте, «где не видят люди».

Свидетель рассказал, что в время работы в партии к нему обращались люди, в том числе с информацией о коррупции и различных нарушениях. Он вспомнил, как приходил с одним из таких обращений к Марущаку. В нем была информация о нецелевом использовании бюджетных денег на 70 млн руб.

— Павел почитал, положил в блокнот и сказал: «Сделаем закладку». Больше я нигде этой информации не видел, — описал встречу Пятков и добавил, что после этого принял решение больше не давать ему какую-либо информацию.

Свидетель вспомнил о просьбе Марущака написать заявление от партии в антимонопольную службу на проверку рекламной деятельности «какой-то кировской газеты».

Чтобы как-то наладить доступ партии к прессе, Пятков предложил Марущаку, чтобы от партии в Госсовет баллотировалась журналистка Любовь Воробей. Последняя тесно сотрудничала с Марущаком по статьям, которые она писала. После того, как она стала кандидатом, про «патриотов» начали писать СМИ. Например, агентство «БНКоми», которое готово было сотрудничать с партией только на коммерческой основе, начало освещать их деятельность бесплатно.

Адвокат Марущака Сергей Егоров уточнил у Пяткова, где конкретно в Сыктывдинском районе хотели провести митинг, который согласовал его подзащитный. Свидетель ответил, что в Выльгорте, на площади возле Дома культуры. На это Егоров спросил, на каком расстоянии от предполагаемого места митинга находилось здание суда, имея в виду запрет на проведение акции в определенном допустимом радиусе. Пятков ответил, что суд был в 350 метрах, и митинг после обращения к Марущаку разрешили, но не перед, а за Домом культуры: это место было на таком же расстоянии, но там уже людям его было не видно.

Марущак обратился к словам Пяткова о том, что республиканский политбомонд консультировался в администрации главы, и предложил перечислить его членов, чтобы свидетель назвал, контролировались они или нет. Пятков вспомнил только председателя регионального отделения «Яблока» Евгения Шарапова, который рассказывал ему, что согласовывал свои действия с Марущаком, а за это получал разрешение на работу для компании, которую возглавлял.

Свидетель вспомнил эпизод, когда в 2014 году глава районной администрации Олег Лажанев попросил, чтобы Пятков помог снять с должности его заместителя Елену Треневу, об этом же попросил и замглавы Коми Алексей Чернов. Тренева, по словам Лажанева, была якобы замешана в хищении 500 тыс. руб. из партийной казны «Единой России». Пяткову нужно было от лица партии раздуть эту тему в СМИ.

— Я рассмеялся и сказал: в своей помойке разбирайтесь сами, — вспомнил свою реакцию на просьбу свидетель.

— Самостоятельно он не мог снять своего заместителя? — спросил Марущак.

— Лажанев в туалет боится сходить самостоятельно, не сообщив об этом в администрацию главы Коми, — ответил Пятков.

Кроме Шарапова Пяткову в личной беседе признавался в неформальном сотрудничестве с администрацией и экс-мэр Инты Павел Смирнов, который рассказывал, что был на встрече с Марущаком и его попросили «сделать то-то».

Пятков также вспомнил ситуацию, когда он в очередной раз пришел на встречу в кабинет Марущака, перед входом сидел политолог из Ухты Евгений Вологин. В кабинете в этот момент слышался женский голос, спустя какое-то время из него вышла заплаканная директор телеканала «Юрган» Нина Шмарова. По словам свидетеля, в тот момент было возбуждено уголовное дело в отношении ее сына, она в слезах сказала, что «слава богу, все порешалось в отношении сына».

— Вот я, здравый человек, сижу перед кабинетом Марущака, выходит женщина и говорит, что решала какой-то вопрос по уголовному делу сына. Не в следственных органах, а в администрации главы. Здорово! — рассказал свидетель.

Марущак уточнил у Пяткова, общался ли он с ним вынужденно или добровольно. Свидетель ответил, что для того, чтобы политическая партия как-то продвигалась и ее узнавали люди, о ней надо было писать в СМИ, но для нее все освещение было закрыто.

— Например, в «БНКоми» главред была. Четко сказала мне: «Андрей Николаевич, на вас и на вашу политическую партию мне наложено табу», — вспомнил Пятков и добавил, что табу в каком-то виде до сих пор не снято, так как «у руля остались все те же».

— А кто остался у руля, если я сижу третий год в СИЗО «Матросская тишина»? — спросил Марущак.

— А при чем тут вы, Павел? Ставленники-то все ваши, главы все те же остались, — ответил свидетель.

Обвиняемый спросил, какое политическое влияние оказывал один сыктывдинский депутат на политический ландшафт республики, что этим были недовольны «наверху».

Пятков объяснил, что депутат и партия подняли неудобный для Константина Ромаданова вопрос об озере Чудо Пи [на берегу озера компания, подконтрольная Ромаданову, построила базу отдыха, перекрыв доступ к нему для местных жителей]. «Патриотов» в этом вопросе, по его словам, поддержала газета «Красное знамя», которая писала об этом. На Потолицына стал давить Игорь Терентьев — руководитель Противопожарной службы Коми, в которой работал депутат. Также на него завели уголовное дело. Суд, по словам Пяткова, разобрался, но до сих пор не наказал виновных в органах внутренних дел, где обнаружился подлог документов.

«Ручная палата»

Республиканскую общественную палату Пятков назвал ручной и сказал, что все общественники этой палаты «назначались» администрацией главы Коми.

— А кстати, Павел, Любовь Воробей говорила, что ты ей предложил быть членом общественной палаты, — неожиданно вспомнил свидетель.

Палата, по его словам, нужна была администрации главы для того, чтобы проводить через нее «важную для администрации законодательную деятельность» — нужные законы проходили через ручную палату, а затем выносились в Госсовет, где «ручные законодатели голосовали за» и закон принимался.

СМИ

После этого Марущак вновь вернулся к вопросам о республиканской прессе.

— Я могу процитировать твои слова, Павел: «Дайте мне лошадь, и я из нее сделаю депутата Государственного совета Республики Коми», — сказал Пятков.

— Это не мои слова и не Чернова, — возмутился Марущак.

— Это ты мне сказал, Павел, смотря в окно со своего второго этажа на филармонию, — в качестве доказательства своих слов уточнил свидетель.

— На площадь, — поправил его Марущак.

— На филармонию! У тебя окна на филармонию! — настаивал бывший руководитель «патриотов».

— Можете привести пример, какую «лошадь» я сделал депутатом Госсовета Коми? — спросил обвиняемый.

— Нет. Не могу сказать, — завершил полемику Пятков.

После этого Марущак попросил свидетеля привести факты его контроля над СМИ, но Пятков ответил, что не ловил за руку Марущака.  

На заседании прокурор огласил протокол допроса Пяткова на предварительном следствии, где он подробнее рассказывал о влиянии Чернова на первого председателя «Патриотов России» Виктора Ширяева. В показаниях Пятков рассказывал, что после избрания депутатом Потолицына к нему подошел Ширяев и на повышенных тонах сообщил, что ему позвонили из «желтого дома», что ему «вставили» и негативно высказались из-за избрания депутата от «патриотов».

Кто именно звонил, Ширяев не сказал, но Пятков понял, что это был Чернов, который курировал вопросы политических партий и СМИ. Ширяев потребовал нигде больше не открывать отделений партии, и после этого Пяткову стало ясно, что Ширяев — ставленник Чернова, а «патриоты» были формальной оппозицией. Ширяев всячески ограждал от политики Пяткова, а Пятков на тот момент уже был наслышан о Марущаке, который контролирует СМИ и занимается выборами, что ему подчиняются руководители всех партийных отделений в республике.

Свидетель в показаниях рассказывал, что на встрече Марущак предлагал ему возглавить отделение партии «Родина» в Коми, которое учредил Александр Ольшевский, но он отказался. В начале 2014 года Пятков решил выдвинуться в Госсовет, но Ширяев запретил ему это делать, и Пятков решил убрать его из партии. После того, как руководителя партии после жалобы Пяткова сняли, он сам возглавил партию и сообщил Марущаку, что теперь «патриоты» будут конструктивной оппозицией, на что чиновник ответил, что «Патриоты России» для него — клоуны. Несмотря на это, по словам Пяткова, ему пришлось продолжить общаться с ним, так как он контролировал СМИ и выборы и мог давать согласие на митинги, акции и пикеты.

Перед выборами 2015 года Пятков обратился к Марущаку с просьбой пополнить предвыборный список кандидатов от «патриотов» его людьми. По задумке Пяткова, это должно было обеспечить партии доступ к СМИ. Марущака, по словам свидетеля, это предложение обрадовало, он предложил журналистку Любовь Воробей. Пятков об этом маневре никого из однопартийцев не предупреждал, официально не принимал Воробей в партию, но включил ее в предвыборный список под третьим номером. Заявление журналистки он убрал к себе в стол, а после выборов, зная, что Воробей не станет депутатом, планировал прекратить с ней сотрудничество.

Адвокат Чернова Карен Гиголян попытался выяснить, как свидетель понял, что Ширяеву звонил Чернов. Свидетель ответил, что Ширяев фамилии чиновника не называл, но он решил, что это был именно Чернов, потому что впоследствии Павел Марущак в общении с ним неоднократно упоминал его. То, что Ширяев — ставленник Чернова, он понял, общаясь с руководителями региональных отделений партии, которые говорили, что все согласовывается с Черновым.

Гиголян попросил свидетеля объяснить, почему он, например, не согласовывал с Марущаком открытие местных отделений партии в республике, одно из которых располагалось в Воркуте. Пятков объяснил, что тогда не был с ним знаком, а общение с ним имел только председатель партии. Пятков вспомнил, что, когда трое человек выдвинулись на выборы в местный совет от «патриотов» в Воркуте, туда прилетел Марущак, а после этого визита все трое отказались участвовать в выборах и фактически сорвали выборы партии. По словам свидетеля, взамен они получили руководящие должности в управляющих компаниях города, а один — должность преподавателя в Горном техникуме.

Далее вопрос начал задавать сам Чернов, но в это время заиграл гимн России, установленный у кого-то из присутствующих на звонок на телефоне.

— Не встали? — обратился к участникам процесса экс-«патриот», но вопрос остался без ответа.

После этого Марущак продолжил расспрашивать о контроле прессы.

— Главный редактор «БНКоми» Анна Манюк говорила: «Что мне скажет господин Марущак, то я и буду писать», — вспомнил свидетель.

Марущак уточнил, что Манюк не была главным редактором, но Пятков объяснил, что именно она приходила к нему и четко говорила: «Пока не будет согласования Павла, ничего писать не буду». Также Пятков письменно обращался на телеканал «Юрган» с просьбой осветить ту или иную проблему, но ответов не было. А когда он позвонил на телеканал, заместитель руководителя канала Власенко [в 2012 году и. о. генерального директора телеканала Ирина Власенко, дочь Нины Шмаровой] ответила ему: какое указание поступит от «желтого дома», то и будем освещать.

Пятков рассказал, что завел блог на «БНКоми» и написал в нем о митинге «патриотов» в Сыктывдинском районе, а затем позвонил Марущаку и попросил «выкинуть» информацию из блога на основную ленту информагентства. Чиновник пообещал это сделать, но не выполнил обещание, и только поле настойчивых просьб, через неделю, это случилось. По словам Пяткова, Марущак говорил, что сделал это сам, так как мог самостоятельно вносить корректировки в новостную ленту «БНКоми».

Выслушав свидетеля, обвиняемый предложил ему называть республиканские издания, а он ответит, подчинялись ли они ему или нет. Свидетель сказал, что ему не известно конкретных фактов, чтобы «ПроГород», «Трибуна», «Европа плюс Коми» и «Русское радио» подчинялись чиновнику.

— Известно про «Красное знамя»! Вы не контролировали его, оно было в оппозиции, — вдруг воскликнул Пятков.

— А крупнейшее по охвату аудитории «7x7»? — спросил Марущак.

— Ну «7x7» — это «Мемориал» [Коми правозащитная комиссия], а ты был сотрудником «Мемориала», насколько я знаю, вы контролировали все там, — сообщил свидетель.

После этого адвокаты вернулись к показаниям Пяткова, в которых он говорил, что члены Общественной палаты Коми не выезжали в проблемные места без разрешения администрации главы. Защита попросила привести конкретные факты, Пятков рассказал, что он занимался проблемой котельной в селе Зеленец, где отключили воду на четыре месяца. Он обратился в палату, чтобы кто-то из ее членов выехал на собрание местных жителей и проконсультировал, как им действовать. В палате он разговаривал об этом с Александрой Афониной [сейчас директор Исполнительной дирекции Общественной палаты Коми], которая сказала Пяткову, что пока не будет получено разрешение «сверху» от Павла Марущака, ни один из общественников не выедет в Зеленец. Впоследствии, по словам свидетеля, «патриоты» заставили их выехать, и на встречу с жителями приехали сама Афонина и член палаты Дарья Шучалина.


Организованное преступное сообщество, которое, по данным следствия, состояло из членов правительства и Госсовета Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что фигуранты дела действовали в составе группы, которую создал предприниматель, экс-советник Торлопова Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкой». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство. 7 мая 2018 года под колеса машины попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова.

Источник: 7Х7


ДРУГИЕ НОВОСТИ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

Комментарии


2018-08-07 22:26:06 Елена
Прогнившее насквозь коми горе-руководители. Тьху , противно читать , как крысы в банке.

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


*Комментарий:


*Подтвердите, что Вы не робот:
Loading ...