исток-горизонт-распродажа11


гулливер-прозапас-сайт2      северный-шапка-23     европа-февраль-                 

Баннер-январь
 

сочи2

Главная \ Новости Усинска \ Как Усинск был вписан в воровскую систему Коми

Как Усинск был вписан в воровскую систему Коми

« Назад

22.12.2022 09:30
Поделиться с друзьями >>>   

В Верховном суде Коми во время выступления в судебных прениях гособвинитель Владимир Трофимов, сославшись на показания свидетелей и фигурантов, рассказал о различных группировках, действовавших в Сыктывкаре и республике.

Пичугин

Гособвинитель привел показания Мачаха Азизова. По его словам, в 2001 году Константин Минин находился в розыске, а из мест лишения свободы освободился Александр Дышев, который был назначен Пичугиным «положенцем» вместо Минина. Через некоторое время Минина осудили, он оказался в той же колонии в Ухте, где до этого сидел Дышев и был «смотрящим» за колонией. Пичугин лично направил Азизова и Дышева в колонию к Минину передать ему личное свое распоряжение о назначении Минина «смотрящим» за лагерем. Это распоряжение Пичугина также было доведено до всех арестантов в лагере.

В 2002-2003 годы освободились Эдуард Смольников и Виктор Карпов. Они были друзьями Кузьмина, проживали в сыктывкарском Лесозаводе и решали там все вопросы. Как выразился свидетель, «у них были свои таксисты, коммерсанты, получали от междугородних автобусов». Смольников и Карпов также уделяли на «общак», причем с легальной деятельности практически никто из группировки никогда не давал, наоборот, искали тех, кто занимается бизнесом, и пытались их «крышевать».

Максим Абубакаров считался другом Александра Хлынова. У него была своя охранная фирма, с которой он уделял деньги в «общак».

В 2003 году из колонии освободился Сергей Насонов, который отбывал наказание с Мининым и содержался в одной камере СИЗО с Хадисом Азизовым. По их совету Насонов обратился к Махачу Азизову и Хлынову с просьбой помочь устроиться после освобождения. Насонов рассказал о своей прошлой службе в спецвойсках и Хлынов проверял его разными поручениями криминального характера.

В декабре 2003 года на свободу вышел Хадис Азизов. Тогда же выяснилось, что он высказал свое стремление стать вором в законе, о чем стало известно Пичугину.

С Георгием Поповым Мачаха Азизова познакомил Вячеслав Гузиев по указанию Пичугина с целью развития бизнеса по сбору и продаже металлолома в Усинске, где у Попова и Гузиева имелся железнодорожный тупик. В последующем Попов через Махача Азизова перечислял в Сыктывкар Алексею Рохлину деньги, предназначенные для последующей передачи Пичугину.

В 2005 году Дышев погиб в автокатастрофе.

После Хадиса Азизова «положенцем» был назначен Сергей Вануйто. Это было решение Пичугина, хотя на этот статус также претендовал Александр Кирсеев, а Рохлин настаивал на том, чтобы сделать «положенцем» Карпова.

С 2000 года в Котласе Архангельской области был назначен «смотрящим» Игорь Пармон по прозвищу Кот. С 2014 года Андрей Сироткин был назначен «смотрящим» вместо Пармона, поскольку Пармон хотел заниматься бизнесом и отойти от криминальной деятельности, что было сделать невозможно без согласования с Хлыновым или Пичугиным.

По словам гособвинителя, группировка была создана задолго до вступления в нее братьев Азизовых.

— С самого начала Махачу Азхизову было понятно, что целью ее функционирования был сбор денег в «общак», их преумножение, в том числе путем вложения в бизнес на Центральном рынке Сыктывкара, чем занимался Рохлин, и передача Пичугину. Эти нюансы были известны Азизову, со слов самих Пичугина и Рохлина, также Махач Азизов лично увозил Пичугина с деньгами в Москву на автомобиле. У Рохлина эти деньги собирались вплоть до гибели Дышева в 2005 году, а позднее собирались в банковской ячейке. Перевозкой денег в Москву после этого занимались Вадим Карих (до 2009 года), сам Махач, а также Хадис Азизов, которые по указанию Пичугина передавали деньги в Москве Гузиеву.

В общей преступной кассе группировки также отдельно собирались доходы, предназначенные исключительно лично для воров Пичугина и Хлынова. Эти деньги передавались, в том числе через Махача Азизова, они собирались отдельно в колониях, по желанию заключенных и от совершивших преступления лиц.

Также среди некоторых участников ОПГ существовал внутренний «общак» на несколько человек, среди которых были Пичугин, Махач и Хадис Азизовы, Карих, Хлынов, Минин. Эти деньги собирались для таких нужд, как приобретение старых (для конспирации) машин, мотоциклов, оружия, техники для совершения преступлений. Для учета этих денег Махач Азизов по указанию Пичугина завел отдельную тетрадь и всегда держал в наличии 200-300 тысяч рублей, — отметил прокурор в показаниях свидетеля.

Мачах Азизов пояснял, что в начале 2000-х годов Пичугин неоднократно высказывал претензии по поводу того, что общая касса недостаточно активно пополняется, заставлял Махача Азизова самого платить больше и привлекать к пополнению кассы других бизнесменов, а также помогать Кузьмину собирать чай, сигареты для передачи в исправительные учреждения.

Фигурант по делу Сергей Насонов рассказал, что о группировке «пичугинские» он узнал в 2000 году, вернувшись в Сыктывкар после службы в армии. В Сыктывкаре в то время кроме «пичугинских» было много группировок: «Конана», «Айвенго», «Логиновские», «Скифы», «Динеровские», «Медные», «Федоровские», «Трубецкие». Однако самой серьезной по своему авторитету группировкой считалась именно группировка «Пичугинские», поскольку за ней стоял вор в законе, который, по сути, был ее главным лидером.

Вор в законе — это высшая ступень в криминальной иерархии преступного мира. Авторитет вора в законе в субкультуре, связанной с местами лишения свободы, непререкаем. Людям, попавшим в места лишения свободы, слово или решение вора в законе могло сломать или испортить жизнь, или сделать ее в колонии невыносимой. Слово, сказанное человеком такого статуса, не рискнет ослушаться или игнорировать ни один порядочный арестант, которых за решеткой подавляющее большинство.

«Смотрящих» и «положенцев» мог назначать только «вор в законе» как в зонах и лагерях, так и на свободе, и только из числа своих подчиненных. «Положенцем» объявлялся человек, находящийся на положении вора в законе. Как сказал Насонов, это тот же «смотрящий», только с более обширными полномочиями и наделен властью вора в законе во время его отсутствия.

«Смотрящий» назначался за городом, районом, за лагерем. Функции и правила одни — это руководить группировкой, собирать деньги, улаживать возникающие конфликтные ситуации.

В то время единственным вором в законе в Коми являлся Пичугин. Поэтому именно группировка «Пичугинские» считалась самой главной и серьезной среди всех в городе, и только ее лидеры и участники становились «смотрящими» и «положенцами».

Один из свидетелей назвал группировку «пичугинских» самой влиятельной по Сыктывкару и по финансовому положению, и по тому, насколько сильно ее боялись.

Азизов Махач сообщил, что в республике было несколько группировок: «Медновские» и «Динеровские» – это выходцы из Воркуты, «Логиновские» – эжвинская группировка, «Конана» и прочие. Однако все они стали постепенно передавать часть дохода в «общак» «Пичугинским».

Минин также упоминал, что Пичугин на правах вора в законе разрешал споры и конфликты в криминальной среде между группировками, конкурирующими между собой.

Насонов, по его словам, начал общаться с «Пичугинскими» с 2001 года. В начале 2000-х годов лидерами группировки кроме самого Пичугина были Хлынов и Константин Минин.

 

Деньги «общака» расходовались на личное обогащение узкого круга лидеров ОПГ, среди которых Насонов выделил братьев Азизовых, Кариха, Хлынова, Минина, Дышева. Хадис Азизов как «положенец» какую-то часть денег оставлял себе, остальное передавал Пичугину.

Со слов свидетеля Магомедова, в начале 2000-х годов он познакомился с братьями Азизовыми, которые незадолго до знакомства с Магомедовым перебрались из поселка Жешарт в Сыктывкар и тесно общались с криминальными авторитетами Мининым и Хлыновым.

В начале знакомства с ними Магомедова Минин был «смотрящим», а Хлынов находился рядом с ним. Каждый из них стремился стать вором, и они в начале 2000-х годов вместе ездили в Москву решать каждый за себя вопрос. Так как Минин по своему статусу «смотрящего» был выше Хлынова, предполагалось, что Минин станет вором, но вором стал Хлынов, которого короновали, так как тот был «протеже Пичугина».

Деньги в «общак» собирались ежемесячно от всех видов денежных поступлений: как криминальных, от совершения каких-либо преступлений, так и просто заработанных. Участники группировки «крышевали» бизнесменов, совершали другие преступления, полученные таким способом деньги отдавались в «общак», то есть приносили «смотрящему», он их подсчитывал и вносил в общую кассу.

В период общения Магомедова с участниками группировки, деньги «на общак» поступали Хадису Азизову, потому что он тогда был назначен Пичугиным «смотрящим» за республикой. Азизов в дальнейшем переправлял деньги в Москву Пичугину. При этом свидетель Магомедов в 2010 или 2011 году лично провожал Хадиса Азизова на самолет с чемоданом денег, предназначенных для Пичугина.

Смотрящий назначался в каждом городе или районе: по словам свидетеля, Вячеслав по прозвищу Полковник был «смотрящим» по Эжве, собирал «грев» на зоны у себя на автостоянке «Веждино», где была специальная комната, куда привозились чай, сигареты, конфеты. В Усть-Вымском районе «смотрящими» в разное время были Хлынов, Денис Спиридонов, Юрий Политов и Олег Бирлов. Со слов свидетеля, у Бирлова с Политовым возникали конфликты, в итоге в 2010-2011 годах Хадис Азизов с Бирлова снял обязанности «смотрящего» и возложил их на Политова.

Деньги привозили все «смотрящие» с разных городов Коми и из Котласа, за исключением Нямыча, который сам отвозил деньги из Усинска непосредственно Пичугину в Москву. Из-за этого, со слов Магомедова, Азизов проявлял недовольство Нямычем. До этого из Усинска Хадису Азизову привозили деньги усинские ребята, в том числе человек по прозвищу Шкет и его брат.

Со слов Хадиса Азизова допрошенному известно, что Октай Эфендиев стал участником группировки потому, что был нужен для физической защиты в том числе Пичугина в различных конфликтных ситуациях, например, в ночных клубах, где часто происходили драки. Со слов Азизова, Пичугин распорядился купить квартиру для Эфендиева, а Азизов этого не сделал, из-за чего Эфендиев постоянно затевал разговоры с Хадисом Азизовым, а тот постоянно говорил, что скоро купит.

Максим Абубакаров «крышевал» ночные клубы. Свидетелю известно, что когда в Сыктывкаре открывалось несколько клубов, их владельцы обратились за «крышей» к Хлынову, который хотел отдать их Эфендиеву, но почему-то отдал Абубакарову. Также свидетелю известно о возникновении в увеселительных заведениях, которые «крышевал» Абубакаров, конфликтной ситуации, спровоцированной племянниками Хадиса Азизова. Для разрешения конфликта пришлось вмешаться Пичугину, который запретил племянникам Азизова посещать клубы Абубакарова.

Алексей Смирнов, БНК


ДРУГИЕ НОВОСТИ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ

Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


*Комментарий: