дракоша1602  Престиж-0902    Профессионал-баннер      

 

олимп--Р


gelios-Р


исток-горизонт-2102

Главная \ ТВОРЧЕСТВО \ ПОЭЗИЯ. Виктор Цыганов

ВИКТОР ЦЫГАНОВ. Поэзия

Виктор Ефимович Цыганов родился 9 мая 1935 года в селе Довольное Новосибирской области. В 1959 году окончил техникум Кемеровского Совнархоза, женился, по распределению с семьей поехал в г. Киселевск Кемеровской области на шахту «Тайбинская» треста «Киселевскуголь», работал горным мастером, помощником начальника участка, начальником. В 1968 году он с семьёй переехал жить и работать в Кривой Рог, трудился на руднике. С 1986 года трудился на благо города Усинска. 23 октября 2006 года, на 72-м году жизни, после тяжелой болезни его не стало.23 октября 2006 года, на 72-м году жизни, после тяжелой болезни его не стало.

Цыганов Ефимович_02  Цыганов Ефимович_01  Цыгановы11

Стихи Виктор Цыганов писал всю жизнь. Писал для себя. Но в 2010 году благодаря стараниям его вдовы вышел сборник стихов Виктора Ефимовича «Память сердца». Искренность, которой пронизаны стихи Виктора Цыганова, его оценки происходящих событий в течение более чем четырёх десятков лет, позволяют судить о мировоззрении простых советских людей, об их отношении к государству, труду, друг к другу. Его творчество – это слепок. Слепок с жизни рабочего человека. Слепок истории нашей страны за последние полстолетия.

 

ПЕРЕД ВЫХОДОМ НА РАБОТУ
Последний день моей свободы, –
Ведь завтра выйду на работу.
Что ждёт? Не буду я гадать.
Ещё хотел бы погулять.
Продлить бы отпуск! Не секрет,
Скрывать не буду, денег нет.
Жить трутнем - с голоду помрёшь,
Возможно, и портки пропьёшь.…
Так что, крутись или вертись,
А без работы - берегись.
                                       1961 г.


ГОРОД УСИНСК
Там, где речка широка Уса,
Где стройны возле тундры леса
И бывает такая краса –
Белы ночи, в глазах бирюза.

И пусть родом из Коми-муса,
Комар, мошка всего искуса…
И когда выпадает роса
Грибов, ягод - хоть в руки коса.

А бывают таки чудеса,
Что сияют кругом небеса.
И хоть жалит мороз как оса,
Прикрывают ладошки носа.

К чему это? Подумайте сами,
То присказка такими стихами.
Сказку ту, что живёт вместе с вами,
Вы теперь дочитаете сами.

В этом чудном краю недалёко
Нефть и газ залегают глубоко.
Люди разных профессий живут,
Как всегда на работу идут,

Много строят и поиск ведут,
План по газу и нефти дают.
И растёт не по дням, но на славу
Усинск-город в красе величаво.
                                      1987 г.

ВРЕМЯ БОЛЬШОЙ ЛЮБВИ
Расскажу о прошлом
Как всё началося.
С кем связал судьбу я,
С кем мне жить пришлося.

Маленька избёнка,
В ней жила бабёнка
С матерью-старушкой
И моя девчонка.

В небе ранний месяц,
Непрерывный ветер,
Потемневший тополь,
Неспокойный вечер.

Прибыл на свиданье,
Взору вид открылся -–
Тереконник шахтный
Вспыхивал, искрился.

И над горизонтом
Звёздочка светилась,
Говоря как будто,
Я к тебе явилась.

Зачарован был я
Этим предсказаньем,
Находясь у хаты
Полон ожиданьем.

Зов родимой Анны,
Тихий и желанный,
И такой любимый,
Милый, долгожданный.

Встрепенулся, понял,
Жар пронизал тело,
И такая радость,
Внутри всё запело.

Имя мое нежно
Вновь прошелестело,
Водопадом сердце
Выпрыгнуть хотело.

Чувства полыхали,
Всё во мне горело,
Губы здесь шептали,
И шагнул я смело.

Протянул к ней руки,
В ушах зазвенело,
Как уста сомкнулись,
Душа опьянела.

Сладкие объятья,
Нежность, близость тела,
Не успел опомниться –
Ночка пролетела.

Ум мой был задёрнут
Таинством на свете,
Покидал хмельной я
Счастье на рассвете.

Не слыхал я ветра,
Месяц не заметил,
Одарённый лаской,
Тополь не приметил.

Что со мной творилось?
Кто любил, тот знает,
А кто нет, святое
Пусть не искажает.

Те далёки годы
И волшебны чары
Часто вспоминаю
Трепетом гитары.
25 мая 1959 года мы поженились.


ПРИВЕТ ИЗ УСИНСКА
Добрый день, дорогие родные!
Здравствуй, Виктор, Ирина, Руслан!
Шлём сердечный привет из Усинска
И заочно - цветов караван.

Наша жизнь, что у моря копейка
Затерялась в крутом берегу.
Север очень большой, дорогие,
Мы в неполном семейном кругу.

Кривой Рог вспоминаем нечасто,
Жизнь свое понемногу берет,
Мороз сильный, метели бушуют,
Люд как пчёлка работой живёт.

Мама наша как ангел небесный,
Вся как в воду в работу ушла.
Все уют для людей добывает,
То на базе, то в Парме с утра.

Мы как ландыши с Игорем вроде
Распускаемся в доме, когда
На работе, порой на рыбалке
От мороза дубеем всегда.

Зима люта, о ней не всё скажешь,
Лес повырублен, нефть всем нужна.
Ветры дуют в тепло и в морозы,
Даже там, где былаы тишина.

Эти вырубки в тундру уходят
За Полярный круг, невесть куда.
И оттуда к нам север приходит,
И оттуда к нам мчится пурга.

Из всех птиц здесь вороны зимуют,
Воробьи есть, но в боксах живут,
Куропатки в лесах балагурят,
Как метели под снегом замрут.

Здесь морозы часто за сорок.
Двадцать, тридцать - тепло, говорят.
И народ привыкает ко краю,
Мы б привыкли, да годы летят.

СКАЗКА О РЫБАКЕ И РЫБКЕ
Однажды, поймав рыбку в речке,
Услышал я голос певучий:
«Пустил бы меня на свободу,
Крючок твой уж больно колючий.

Я дам тебе, что ты захочешь,
Живёшь ты паршиво, Гаврила», -
Сказав как бы это с насмешкой,
Меня она просто убила.

Я быстро крючок у ней вынул,
Сказав, что мозгов в тебе нету,
И с силой швырнул её в воду,
Жене рассказал всё про это.

Она меня долго ругала,
Порою и тёщей пугала:
«В башке твоей, видно, мякина,
Зачем ее бросил, дубина?»

И тёща об этом узнала,
Бранилась сильней и стонала,
Беспутным меня называла,
И даже подохнуть желала.

Не выдержав, в дом прибежала,
Совместно с женой посылала:
«Иди, дурачок, поклонися,
Пред рыбкой за всё извинися.

Скажи ей, что ты уже старый,
Что денег у нас очень мало,
Что дачу у речки мы хочем,
И Волгу-машину не прочь бы».

Я к речке пошел с неохотой,
Просил, умолял, Богом клялся.
Ответила: «С должности сняли,
Тюрьмою грозят, опоздал ты.

Теперь же у нас перестройка
И правит народная сила,
В период застоя пришел бы,
Тогда б я тебя угостила.

Сейчас же, ступай, скажи бабам,
К чужому добру они слабы,
Хотеть им не вредно, но дабы
Обоим работать пора бы.

Еще им скажи, непутёвый,
Была я владыкой речною,
Теперь же я стала простою,
А раньше была золотою».

И выдохнув: «Вольному воля...»
Тихонько ушла волны коля,
Жена не простила мне боле,
Как рыбка теперь поневоле.


ЮМОРИСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ
Есть такой Воронин Коля
В общежитии у нас,
Вахтовик с Харьяги парень
Алкоголик на показ.

Пьёт по-чёрному, пьёт в стельку,
Где не знает туалет,
Перессал оба матраца,
Выгнал с комнаты сосед.

А недавно он к дороге
Приморозил мокрый зад,
Отдолбили его други,
Где же прорубь, говорят.

Совет думал так и этак,
То проказница лиса,
Наркологи уточнили
Виновата его ССА.

Точно так Богров-строитель
Пьет горилку от винта,
От работы до работы
Еле тёпленький всегда.

По неделе он в загуле,
Весь опух, трясёт всегда,
И милиция порядком
Штрафовала удальца.

Как всегда он в лихорадке,
Где-то прячется весь день,
Дома перегаром пахнет,
Нельзя даже открыть дверь.

К вам обоим запятые,
Кукрыниксов бы сюда,
Дело дрянь, а пьянка - порох,
Возгорит, пойдет слеза.
                       Июнь 1989 г.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС
Нужен мир на Земле, неспокойно на свете,
Гремит где-то война. Когда будет покой?
Чем виновна планета пред вершинами власти,
Принимая в дар раны, подарок такой.

Почему Мать-Земля много лет уже стонет?
Ей лекарства нужны и стерильны бинты.
Для чего смертоносны гибриды люд гонит,
Яму роет себе, человек, подлый ты.

Химизация враг, от нее одни беды,
От незнанья ведётся с природой война.
Производства сливают отходы все в воду,
Ядом с труб атмосфера грязна.

На полях рассыпались без норм удобренья,
Все стремились, как больше поднять урожай.
Прогресс двигал вперед, повышались надои,
Вес в нагуле скота, бодрил родной край.

Пестициды в траве, овощах и во фруктах
Растворились в воде как заварка в котле.
Химчастицами воздух планеты насыщен,
Чистых нет уголков на Земле.

Преступленья вершил человек над природой,
Загрязняя землю, воду, воздух кругом.
Пестициды как СПИД жрут имунну систему,
Радиация бьет как проказа кнутом.

Гибель многим грозит неминуема в мире,
Не причина ль болезнь у могучих китов?
Организм не справляется с адскими муками,
Вызов брошен с морских берегов.

Неведенье вело к осложнениям многим,
В применении газа фреона, в порубке лесов.
В атмосфере становится меньше озона,
Человек, будь серьёзным, ломай меньше дров.

Уменьшенье озона ведет к излучению,
Над Арктикой есть та печальна дыра.
Над Севером дальним сейчас меньше нормы,
Об этом задуматься тоже пора.

Для чего нужен мир? Призадумайтесь, люди!
Для здоровья людей, рыб, животных и птиц,
Для земли всей, на ней всех живущих.
Экологии кризис не знает границ.

Повернуть нужно вспять тех учёных на свете
Кто научный свой труд посвятил для войны.
Человек, пробудись! Посмотри на природу
И потомкам своим ты ее сохрани.
                                       16.12.1990 г.

НУЖНА ЛИ ПРОСТИТУТКАМ
ОФИЦИАЛЬНАЯ КРЫША
НАД ГОЛОВОЙ

Простите, что вы хочите?
Какой квартиры просите?
Над головами с крышами?
Иль с гробовыми крышками?

Но если не прозрели вы,
Так от стыда сгорели бы
Дебилы, что есть низкие,
Родны, где ваши близкие.

Официально нужны ли дворцы
Для проституции?
С кафе и с магазинами,
С роскошными витринами,

С высокою зарплатою,
Дубовыми палатами,
С лебяжьими перинами,
Да с гомо- секс-картинами.

А может им по-новому,
Путанному греховому
Дать сараюшки старые,
с оконцами дырявыми?

С запорами негодными,
С клопами кровососными,
С подстилкою убогою,
Чтоб ёрзали с тревогою.

Или сослать на каторгу,
И пусть дорога - скатертью!
Как сделал Фидель Кастро Русс,
С путанок сразу выбил дуст.

Запели б что вы, матери?
Что гадки вам старатели,
Курвёхи подколодные,
Ведь вы же не голодные!

Есть много за вас медиков,
В проблеме сей посредников,
И доводы их веские,
Ходить к вам могут местные.

Заразы поубавится,
С зарплаты, что останется.
Вы же привыкли к роскоши,
К деньгам, вещам до тошноты.

Вам часто за границей
Публичный домик снится
С мужчинами богатыми,
Да с мордами рогатыми.

Очнитесь, твари сивые,
Неужто крокодилы вы?
Я вас спросить берусь:
Откуда СПИД пришел в Союз?

Вы грязны мусоросборники
И затхлые отстойники,
Народу вы противные,
Дешёвки негативные.

Така как вы образина
Пропустит хлама разного
Тысчёнки три за год
И от корней сгниет.

Простить заблудших надобно,
Так в заповеди сказано.
Печать и гласность в стиле
Глаза им приоткрыли,

Вот так же Еве в точности
Бог рёк о её подлости.
Завистник сын к чужому
Убил брата родного.

Опять начнём сначала,
Содома и Гоморы не стало,
Невелика утрата,
Пропали из-за разврата.

В открытую трудились,
Да жизнью расплатились.
Вы все одна зараза,
Вас нужно всех туда же.
                    20.12.1990 г.

СКАЗКА ПРО СМЕРТЬ
Родилась под старость наместница трона
В роскошном Дворце, у царя Филимона.
К единственной дочке любви царь не чаял,
В жестокости смяк и душою оттаял.

С придворными много имён перебрал,
Тужился, рядился, Смертиной назвал.
Ребёнка малютку качали, растили.
И через годик ходить научили.

Капризы её как всегда исполняли,
А были промашки, то нянек меняли.
Боялись царя, перед ним трепетали
И похоти детской шагнуть не давали.

С прозреньем узнала, что ей всё подвластно,
С перин по нужде вставать стала не часто.
В роскоши и лени росла и взрослела,
И не по годам рано очень созрела.

Красы невиданной, глаза словно небо,
Нежна и румяна, коса белей снега.
Молва по округе пошла за пределы,
Затмила красою сердца кавалерам.

Смертина с постели своей не вставала,
Сватам-женихам взгляд лишь томный бросала.
Ни с кем говорить никогда не хотела,
Сковала лень все её белое тело.

Своему отцу как всегда отвечала
«Я много ходила и очень устала».
Царю Филимону придворные врали,
С принцессой в саду они долго гуляли.

С годами принцесса совсем обнаглела,
Из ложки кормилась, жевать не хотела.
С постели уж больше она не вставала,
Лишь слушала сказки, ворочась, стонала.

На свете жила, была самой ленивой
И умерла всё такой же красивой.
То царство огромное мраком покрыто,
А таинство прошлого ходит открыто.

Как демон коварный всем страх преподносит,
И зло, и добро - всё с собою уносит.
Безжалостно к каждому в хату стучится,
Чей срок подоспел с белым светом проститься.

Кого-то она как всегда поджидает,
Кого-то нежданно с собой забирает.
Как вытрясет душу, к другому уходит,
И так столько лет меж людьми она бродит.

Ни ночью, ни днём нет минуты покоя.
И волос распущен, не тронут рукою.
Ей некогда даже остановиться,
За лень суждено очень долго трудиться.

Смертиной была, теперь смертью зовётся.
И кажду секунду к кому-то крадётся.
С распущенными на плечах волосами,
Красивою дамой придёт и за вами.

Сей сказки конец, мне на ухо шептала.
За мной прилетит, а когда не сказала.
                                          9.01.1991 г.


ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ
ИЛИ ИНФЛЯЦИЯ

Либерализация пришла
Хозяйка кур кормила.
И рацион как никогда
Убавив, говорила.

Хохлаточки, пора пришла
Искать, что съесть за домом,
Хлеб и пшеница дорога,
Нет потепленья в скором.

Петух крутился между кур,
Их подзывая нежно,
И тут же пара воробьев
Клевала корм небрежно.

- Помилуйте, - сказал петух, -
Вам что дороги мало?
На ней просыпано зерно –
Ищите, как бывало.

- Зима сейчас, голубошлёп,
Мы в дружбе с голубями.
На остановках детвора
Их кормит вместе с нами.

Клевали куры, а зерно
Уж было на исходе.
И Петя тюкнул воробья
За наглость в этом роде.

Воробышек свалился тут
И ножками задрыгал.
Второй, взлетев, сел на забор,
О друге зачирикал.

- Кака жестокость, - молвил он,-
За горсть в войну судили,
За десять зерен, как же вы
По злу его убили?

- По делу тебе, вор, сопляк, -
Хозяйка улыбнулась, -
Я думала, как вас прогнать,
А вот как обернулось.

Было покончено с зерном,
Петух сказал с укором:
- С такой еды хохлаточки
Нестись не будут скоро.

Вот дармоед, как воробей, -
Хозяйка тонко взвыла.
- Что проку сейчас от тебя,
Ты лишний,- завопила.

- Постой, мадам, не торопись,
Пойдёт потомство, дети,
Поспешны выводы твои,
Погубят всё на свете.

- Тупой как валенок, - в сердцах
Хозяйка прошептала. -
Соседский Петька бил тебя
За то, что своих мало.

Погладила рукой живот
И больше не серчала. -
Похлебка будет не одна,
Как я не замечала!?

Не слышно песен петуха,
Старушка приуныла.
Двойная пенсия пришла,
А жизнь стала не мила.

Подорожало всё кругом
Раз в десять, где в пятнадцать.
Придётся резать всех курей.
Как жить? Внесите ясность.
                        26.01.1992 г.

ПРИВАТИЗАЦИЯ
Шла Красна Шапочка по лесу
В тупик таёжный - далеко.
На поселение к Агафье,
Мурлыча песню Сулико.

Шла из детдома уже взрослой
По вызову, в ответ письма,
С большой корзиной за плечами,
Росточка малого сама.

Послушна, смела от рожденья,
Незаурядного ума,
Жила одной только работой,
Молилась Богу как могла.

Предпринимательство любила,
В душе причуды хороня.
По складу жизни была жадной,
Словно киржацкое дитя.

В тайге попахивало дымом,
Предчувствовав жилья дурман.
Остановилась напоследок,
Смотрит, Потапыч идёт сам.

- Здорово, Шапочка! Откуда
В эти края к нам занесло?
Куда идешь? И что в корзине?
Несёшь кому? И для чего?

- Иду я, Мишенька, к Агафье,
Она ведь где-то здесь живёт.
Несу я пуд зерна озимой
Для посевной, давно уж ждёт.

- Пугает эта меня бабка,
Консервной банкою звеня,
В этой тайге до самой речки
Хозяин и правитель я.

- Ну ты даёшь, хозяин-барин.
Приватизация пришла,
Было твоё, теперь всё наше,
Тупик, часть речки и земля.

Ты сильный, Миша, - это знаем,
В работники тебя возьмем,
Повыкорчуем пни в усадьбе,
Заплатим хлебушком потом.

Будешь служить как лошадь людям,
Под старость пенсию дадим,
В тайге откроем магазин свой,
Поможем, будешь как больным.

- Подумать надо, - молвил Миша, -
Мне надо всё обмозговать.
Ведь я к вам должен привязаться
Как пёс дворовый, в закон мать.

Ушёл рассержен, жуя новость.
Зерно, хлеб, пни, пенсионер,
Ну и девчонка, ну и сволочь,
Не человек я, я же зверь.

Хозяйка встретила, обнялись
И разговор свой завели.
Чайку попили, нет, сказала,
Прав собственности до земли.

- То не беда, права достанем,
Разбогатеем как чуть-чуть,
Здесь церковь новую поставим,
Людишки сами прибегут.

Нельзя и сеять, лес мешает,
Нет плуга, нет и бороны.
Должен помочь Михаил Потапыч,
Мы целину вскопать должны.

Мишка поверил, испугался,
Ушёл в тайгу из тупика.
Картошки клапик посадили,
Морковки, луку, чеснока.

Земли две сотки ископали,
Словно, как в шахматной доске.
Полметра пни, полметра рыто,
Эй, красна шапочка, ты где?

Та песнь на ужас наводила,
Никто знакомый не придёт.
Жених не только что могилу,
Даже живую не найдёт.

Сбежала к людям, спохватилась,
А ведь была почти княжна.
Приватизация была ли
Агафье с Машенькой нужна?
                         28.02.1991 г.


МАРГАНЦОВКА  
   Быль

А что же такое марганцовка?
Лекарство и только, но как применять.
Об этом скажу я немного позже.
А прежде о том надо каждому знать.

Творил чудеса, кто был послан от Бога,
Лечил всех людей по завету Отца.
Явясь Святым духом во чрево Марии,
Котора родила Иисуса Христа.

Мы грешные все от Адама и Евы,
Рабы перед Богом, ведь он нас создал.
Покаяться нужно, пред тем как лечиться,
Всевышнему Богу, я правду сказал.

О, Боже Великий, прости и помилуй.
Я раб твой навеки, в грехах пред тобой.
Спаси, сохрани меня до смерти здоровым
Во имя тебя наш Бессмертный, святой.

Иисус кару принял за нас, всех живущих
И кровью истек, лишь за нас, за людей.
И в чём-то виновны иль мы, или предки.
За это страдаем при жизни своей.

Был в отпуске я, как давно, но я помню,
Годков было мне, так скажу, двадцать семь.
Приехал в село к своей маме родимой,
Хотелось остаться у ней насовсем.

Женат был в то время, дочурка Иринка,
Красавица жинка осталась, ждала.
Всё в жизни непросто, хотеть всем не вредно,
И в то время друга послала судьба.

Мы выросли вместе, тепло было летом,
Он прибыл с деревни, где с жинкою жил.
Один, как и я, три бутылки казёнки
С собою на речку, меня соблазнил.

Красивое место и просека в воду,
Тальник по краям и песок лишь один.
Разложились, выпив по чарке хмельного,
Кругом тишина, мы сидим, говорим.

Вдруг шелест воды и причаливает лодка.
- Здорово сынки! Чьи же будете вы?
Назвались. Ответил: «Я дед Караганов,
Отцов ваших знаю, живы ли они?»

- Забрала земля, - мы ответили с Геной.
Налили по чарке и не по одной.
Сказал: «Жинка тоже в земле почивает,
А я вот под старость женат на другой.

Жена моя - немка и знахарь народный.
Я ж с раком в том месте, чем делать детей.
Беру марганцовки щепоткой немного,
Плюю на нее и втираю скорей.

И рана моя как всегда заживает,
Чрез пару годков появляется вновь.
Давно б к праотцам я ушёл, дорогие.
А так сижу, пью перед вами, здоров».

Ещё он спросил, что живой ли мой дядя?
- Был рак пищевода, - ответил ему.
- Помог, если б знал я, сынки дорогие,
В здоровье его, то вам правду скажу.

«Как мог ты помочь?» - я подумал, в то время.
И мысль, что возникла, я сразу забыл.
Четыре линя преподнёс нам из лодки.
Я сети здесь ставил, сказал и уплыл.

Прошло много лет, я на пенсию вышел
И где-то стоял, говорил с пареньком.
И как-то на ум нам пришла марганцовка.
О батьке поведал, он мне о своём.

Работает шофером, пьёт до предела,
С утра на работу, разводит стакан
Крутой марганцовки, такой, что вся чёрна.
Затем выпивает, на вид наркоман.

Придя на работу, там дует на трубку
И запаха нет, веришь, прям чудеса.
Его переспрашивал, врёшь ты, наверно.
Родной мамой клялся, я знаю отца.

Пример вам хочу привести, дорогие.
Желудок спалила женулька моя.
Глотать было больно, мне заявила,
Наверно, мне грешнице, будет хана.

И тут же я вспомнил про ту марганцовку.
Сказал, разводи ее в розовый цвет,
И пей натощак, по глотку, только утром,
Осадок не пей, успокой ты свой бред.

Минут через двадцать всё ешь, поправляйся.
Лечилась пять дней, позабыла про боль.
Возможно, кому-то нужна марганцовка.
И с Богом лечитесь. Вот в этом вся соль.
                                               17.07.1995 г.

(продолжение спустя 8 лет)
Недавно лечил по утрам свой желудок,
Развёл её чёрной и пил в три глотка.
Почти полстакана отпить получалось,
Пил четверо суток, проверял паренька.

Думал язва моя вновь и вновь пробудилась,
Через двадцать минут ел я суп с ножек Буш.
И после трёх суток боль в теле исчезла,
Мог больше не пить, и это не чушь.

Желудок болел, болела и печень,
Едой натощак марганцовка была.
Здоровье не купишь, лечитесь, кто болен,
С надеждой и верой. Жизнь только одна.
(В первый день горло пекло,
а в остальные три дня не замечал)
                                        28.03.2003 г.

ПОСЛЕДСТВИЯ ИНСУЛЬТА
Заставить руку и ногу шевелиться,
Какое усилие нужно создать.
Лежишь в напряжении, скачет давление,
Как будто бревнину ты хочешь поднять.

Жена находилась со мною весь месяц
И помощь её была очень больша.
И сам я как мог упражнения делал,
С трудом шевельнулась рука и нога.

Рука оживать стала, кисть вся опухла,
Горит изнутри, как чужая, завал.
И в пальцах иголками тычет все время,
И ноет, как будто ее отлежал.

Суставы болят в ней, в ноге то же само,
Печёт в голове, в ухе чувствую жар.
На правой сторонке лежать невозможно,
И организм плохо борется, видимо стар.

Лицо брить до сих пор нельзя рукой правой,
Вся трусится, прям эпилепсия в ней.
Как будто сидит в моём теле отрава,
И держит в клещах, ждя лишь смерти моей.

Всегда, когда встанешь, болит позвоночник,
Лечить его как и лекарства те где?
Радикулит этот подлый я жёг чем попало,
Носил волдыри, до сих пор он во мне.

И так постоянно, ничто не проходит,
И мысли негодные, можно сдуреть,
Совместно с зарядкой, прошу помощь Бога
И чувствую сердцем, что нужно терпеть.
                                           23.08.1997 г.

ГОЛУБИНЫЙ ПОМЁТ
Быль
Было это давно, лет тринадцать назад,
Внучек только мечтал идти в школу.
И родители там собрались в гости к нам,
К нам на Север в ту летнюю пору.

Я в больнице раз был и мужик говорил,
Что желтуха - болезнь вроде насморк.
Голубиный помёт завари, все пройдёт,
Горе тем, кто не знает сей завтрак.

Август месяц стоял, нам гостей Бог послал,
Зять был жёлтый, признали желтуху.
И в больнице главврач изрекла тогда нам:
«Гепатит Б - вот вам невезуха.

Был диагноз такой, у одной здесь больной
И ее как неделю не стало.
И студент как три дня тоже умер у нас,
Дочь, жену, всех до сердца достала».

И ещё говорит: «Надо мать вызывать,
Он умрёт у вас так как те двое».
Но она же больна, что же делать тогда?
«Будет сразу два трупа, вот горе».…

Как нас страх обуял, вот тогда я понял,
Выход нужно найти немедля.
Насморк вспомнил тогда и того мужика,
Стал искать голубей, где обедня.

В те года голубей почти не было здесь,
Я нашел голубятню лишь в Парме.
А в Усинске и были, стояли пусты,
Были сильны морозы, вот карма.

К голубятне я той подбежал как к родной,
Вижу, в ней голубей мужик кормит.
Попросил, дай помёт, выручай, брат, беда.
За добро Господь Бог тебя вспомнит.

С литр помёта набрал, заварил, процедил,
И поллитра готового вышло.
Пей, больному сказал, по-началу глоток,
Ну, болезнь, поперёк бы ей в дышло.

На другой день пришли, зятя там не нашли,
В другой комнате ходит и курит.
С капельницей в руке и с иголкой в руке,
Своих близких как вроде бы дурит.

Я тогда закричал, как дела у тебя?
Как лекарство, родные спросили?
И тогда украинец-зятек отвечал:
«Да гимно, есть гимно, им лечили?»

С той поры стал здоров, много лет утекло,
Водку, пиво пьёт, нормы не знает.
Только знахарь народный, бывает, порой
Своим делом врачу помогает.

Про желтуху потом я узнал у людей,
Что сидели и вышли на волю.
Сколь помёту? Да сколь кто найдет,
Тем и лечат там горькую долю.
                                 3.05.2003 г.

ХОТИМ ЖИТЬ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ
Недавно ездил на рыбалку,
Желанье привело меня.
С Пармы, по колвинской дороге,
К месту пешком добрался я.

Я часто был на речке в Парме,
Но, когда падает вода,
Где был песок, там грязь, муляка,
Для рыбаков прямо беда.

Вода холодна в нашей речке
Бывает почти круглый год.
Какая там? Куда пришел я?
Об этом скажет пусть народ.

Карьер песчаный, вот где был я,
Чистейше место, видит Бог,
Меж Пармой, Колвой и Усинском
Находится среди дорог.

Советска власть перестаралась,
Миллиарды тонн взяла песка.
Потратила огромны деньги,
Лежат в горах, польза кака?

Но дело не в горах, что видим,
Курортно место дал нам Бог.
Карьера два с водою чистой
Среди песка. Такой итог.

В них из болот вода струится,
Болота чисты, сущий рай,
И вытекает в ручей, в речку
Детишкам там хоть день играй.

Для рыбаков тоже раздолье,
Можно прям в галстуках ходить.
Я заболел всем этим чудом,
Вот зоне отдыха где быть.

Пляж должен быть как берег моря
У нас в Усинске для людей.
Столицей нефти будет город,
Дайте добро идее сей.

Муляк Владимир дал идею,
Мэр Марков Феликс поддержи,
На вас ложится груз большущий,
Его осуществи, внедри.

Автобус в Парму ходит часто,
Дорога, что ведёт в карьер,
Там остановку нужно сделать
Тридцать минут ходьбы, поверь.

Там дачных домиков немного,
Штук семь. Их нужно все снести
И уплатить за это людям,
Не обижались, чтоб они.

Это народно достоянье,
В Усинске каждому дано.
Вы пляж построите народный,
Людям окажете добро.

Машин стоянки нужно сделать,
Народ стал лучше у нас жить.
Город красив, душе приятно,
А телу где приятным быть?

Водохранилище огромно,
Глубоко, как гора с песком.
Проедьте сами, посмотрите,
И чудо сделайте на нём.

На втором, меньшем, пусть рыбачат
На удочки те рыбаки,
Кто тоже отдохнуть желает,
Да и попробовать ухи.

Народу много будет скоро,
Когда начнете строить вы.
Поверьте, это необходимо,
А вас поддержат люди - мы.
                          10.07.2003 г.

← Вернуться назад к списку альбомов